sky
» Глава 1. РАКЕТА «МЕТЕОРИТ» – ДОСТОЙНОЕ МЕСТО В РЯДУ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ КБ В.Н. ЧЕЛОМЕЯ

Глава 1. РАКЕТА «МЕТЕОРИТ» – ДОСТОЙНОЕ МЕСТО В РЯДУ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ КБ В.Н. ЧЕЛОМЕЯ

Крылатыми ракетами, или как их тогда называли «самолетами-снарядами», одним из первых начал заниматься коллектив конструкторского бюро под руководством Владимира Николаевича Челомея. Этот коллектив был образован в 1944 г. на базе известнейшего авиационного конструкторского бюро «короля истребителей» Н.Н. Поликарпова.

Коллектив В.Н. Челомея унаследовал лучшие черты авиационного конструирования – изящество технических решений, высокую технологичность, культуру веса и надежность работы. Эти традиции впоследствии всегда отличали конструкторские разработки, рождающиеся в КБ, основанном и развивающемся под руководством В.Н. Челомея.

В КБ В.Н. Челомея (1955–1966 гг. – ОКБ-52; 1966–1983 гг. – ЦКБМ; с 1983 г. – НПО машиностроения), начиная с 50-х годов, был разработан и технически реализован целый ряд крылатых ракет с различными видами маршевого двигателя – от ПВРД до РДТТ и ТРД. Эти ракеты явились одним из основных видов ракетного оружия для подводных лодок (ПЛ), надводных кораблей (НК), береговых пусковых наземных установок и самолетов-ракетоносцев.

НПО машиностроения разработало широко известные комплексы крылатых ракет для ПЛ и НК и в настоящее время несущих вахту по защите рубежей России, такие как «Малахит», «Базальт», «Прогресс», «Гранит» и ракетные комплексы 4-го поколения.

Большой опыт разработки крылатых ракет различного базирования дал возможность коллективу КБ В.Н. Челомея создать в конце 70-х – начале 80-х годов комплекс ракетного оружия (КРО) стратегического назначения большой дальности.

Генеральный конструктор В.Н. Челомей был инициатором разработки системы ракетного оружия со сверхзвуковыми дальними крылатыми ракетами, получившего имя «Метеорит» (по традиции КБ разрабатываемым ракетам давали имена твердых и красивых геологических структур: «Аметист», «Базальт», «Гранит», «Малахит» и теперь «Метеорит»).

Создание КР «Метеорит» пришлось на 70–80-е годы, когда США уже имели ряд дозвуковых крылатых ракет малой и средней дальности.

Достигнутые к середине 70-х годов ХХ века уровни развития стратегических систем на базе баллистических ракет наземного и морского базирования СССР и США обеспечивали способность стратегических ядерных сил к нанесению обоюдного уничтожающего удара в любых, в том числе и в самых сложных условиях.

Владимир Николаевич Челомей, генеральный конструктор авиационной и ракетно-космической техникиОднако развертывание в США систем космического базирования для раннего обнаружения и уничтожения баллистических ракет как стартовавших, так и находящихся на стартовых позициях, а также совершенствование систем ПВО и ПРО при одновременном широкомасштабном размещении стратегических крылатых ракет с дозвуковой скоростью полета на всех возможных типах носителей (авиация, подводные лодки, надводные корабли и наземные пусковые установки) привело к изменению качественных аспектов примерного паритета ударного потенциала СССР и США, исторически сложившегося при значительной асимметрии по отдельным видам вооружений.

В первой половине 70-х годов ХХ века США решили начать разработку и развертывание нового вида стратегического оружия – малогабаритных крылатых ракет для оснащения ими подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков. Крылатые ракеты морского базирования получили обозначение «Томагавк», а авиационного базирования – ALCM.

Наиболее значительным преимуществом обладали США в области военно-морских и военно-воздушных сил. Это преимущество усугублялось различиями военно-географического положения СССР и США, а также наличием военных баз вокруг СССР, расположенных в странах НАТО. Этим в значительной степени определялась позиция, занятая США на переговорах об ограничении стратегических вооружений, стремившихся обеспечить себе односторонние преимущества.

Крылатые ракеты различного вида базирования не попадали в разряд ограничений и поэтому только по морским КР США планировали иметь до 4000 ракет с дозвуковой скоростью полета и оснащенных как ядерными, так и обычными боевыми частями.

Ракета «Томагавк» по размерам близка к обычной торпеде, ее турбореактивный двигатель обеспечивает ей дальность полета ~2500 км и более при скорости до 900 км/ч и высоте маршевого полета 150–00 м. По мнению стратегов США, принятие на вооружение этих ракет позволяло поддерживать военно-политическое и экономическое превосходство в мире относительно дешевым и эффективным оружием.

Американская сторона правильно оценила, что к началу ХХI века при сохранении темпов советского кораблестроения и медленного темпа работ по ракетам большой дальности создание со стороны ВМФ адекватной угрозы объектам на территории США представляет значительные проблемы. Считалось, что отмеченная выше асимметрия флотов не позволит СССР добиться численного равенства по этому виду вооружений без принятия чрезвычайных мер, неприемлемых с экономической и политической точек зрения. Даже при численном равенстве однотипных дозвуковых ракет паритет не будет обеспечен в силу различия военно-географического положения двух стран.

В соответствии с принятым принципом паритета и в СССР в дополнение к МБР и БРПЛ была поставлена задача создать подобный вид оружия.

Крылатая ракета «Метеорит» Необходимо было определить, какими тактико-техническими характеристиками должны обладать комплексы со стратегическими дальними крылатыми ракетами. Огромная разница в географии США и СССР, в размещении баз носителей КР, а также в возможностях ПВО требовали серьезного анализа тактики и стратегии новых систем оружия. Предложения вырабатывались в КБ Минавиапрома (СМКБ «Новатор» и МКБ «Радуга» –главные конструкторы Л.В. Люльев и И.С. Селезнев.)

К 70-м годам у СССР было значительное количество крылатых ракет морского, авиационного и наземного базирования, способных поражать наземные цели, однако эти ракеты имели дальность стрельбы до нескольких сотен километров. Для сохранения ядерного баланса необходимо было найти эффективный ответ, которым стала разработка дальней сверхзвуковой стратегической крылатой ракеты нового поколения «Метеорит2.

Со стороны СССР в ответ на действия США естественно было ожидать принятия адекватных мер. Симметричный ответ – создание аналогичных дозвуковых КР Х-55 (КР авиационного базирования, разработчик КБ «Радуга» им. А.Я. Березняка) и «Гранат» (КР морского базирования, разработчик СМКБ «Новатор») – был малоэффективен и не обеспечивал паритета.

При сравнении отечественных дозвуковых ракетных систем с американскими генеральный конструктор В.Н. Челомей понимал, что симметричные системы США и СССР с дозвуковыми крылатыми ракетами не могут иметь сравнимую боевую эффективность при одинаковых дальностях стрельбы и количестве на носителях. Отечественную группировку крылатых ракет необходимо дополнить необычным национальным отличием, а именно: увеличением в 2 раза по сравнению с дозвуковыми КР дальности полета, сверхзвуковой скорости полета, а также в силу более высокой стоимости таких ракет по сравнению с дозвуковыми весьма (до 10 раз) превосходящей боевой эффективности.

В.Н. Челомей предложил вариант создания сверхзвуковой КР большой дальности полета и универсальной по видам носителей (морской, авиационный и наземный). Эти предложения были поддержаны организациями заказчика – Центральным институтом вооружений ВМФ и Центральным институтом вооружений ВВС. Это объяснялось тем, что создание наряду с дозвуковыми КР сверхзвуковых КР большой дальности, имеющих на порядок более высокую эффективность, давало возможность асимметричного ответа при значительно меньших затратах на создание группировки комплексов вооружений. Решением руководства СССР было определено реализовать две ветви ответа – создание дозвуковых и сверхзвуковых КР большой дальности полета. С политической точки зрения развертывание смешанной группировки значительно меньшей численности по сравнению с американской должно демонстрировать приверженность принципу «разумной достаточности» и отсутствие агрессивных намерений.

Сверхзвуковую ракету в 70–80-х годах под силу было создать только КБ В.Н. Челомея, которое к этому времени приобрело большой опыт создания сверхзвуковых КР, как стратегических – П-5, так и противокорабельных – П-35, П-6, «Базальт», «Гранит». По представлению В.Н. Челомея, наибольшей эффективности СССР мог достичь только сочет

анием сверхзвуковых дальних крылатых ракет и более дешевых малогабаритных дозвуковых КР. После выхода Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР по разработке ПКР «Гранит» с дальностью действия около 500 км в 1972–1975 гг. были практически сразу же развернуты интенсивные поисковые работы по КР следующего поколения с дальностью действия порядка 2000 км.

Создание даже дозвуковых КР с дальностями полета до 2500 км, размещаемых в торпедных аппаратах подводных лодок и в бомбоотсеках самолетов, представляло собой сложную задачу. Но сложность и новизна сверхзвуковых крылатых ракет с дальностью полета около 5000 км была на порядок выше. К тому же ко всем трудностям создания сверхзвуковых ракет добавлялась новая задача – коррекция траектории полета высоко и длительно летящей ракеты (высота полета ~ 22–5 км).

В эти годы главное направление работ было нацелено на определение облика оптимальной двигательной установки и решение проблем системы управления с коррекцией траектории в процессе полета ракеты.

Берясь за задачу создания стратегического комплекса «Метеорит» с унифицированной единой крылатой ракетой как морского, так и авиационного базирования, коллектив КБ В.Н. Челомея имел достаточный накопленный к тому времени задел по двигателестроению, средствам высотной коррекции траектории полета и средствам снижения радиолокационной и оптической заметности ракет.

Это мнение, как показал ход работ, было несколько завышено. В действительности по ходу создания ракет «Метеорит» пришлось вести ряд научно-исследовательских опытных работ.

В.Н. Челомей хорошо понимал, что слепое повторение в СССР американских дозвуковых крылатых ракет морского, наземного и авиационного базирования было шагом вчерашнего дня и не давало реального преимущества.

Слишком отличными, не в пользу нашей страны, были и географическое положение СССР, и возможность защиты территории средствами ПВО, ПРО и ПЛО.

В конце 1975 – начале 1976 годов В.Н. Челомей, обсудив свои взгляды с руководством ВМФ и ВВС СССР С.Г. Горшковым, П.Г. Котовым, П.С. Кутаховым, М.Н. Мишуком, в экстренном порядке поставил перед коллективом ЦКБМ задачу по определению технического облика ракетного комплекса с ракетой «Метеорит». Задача усложнялась заданными В.Н. Челомеем габаритами ракеты в предстартовом положении – ее необходимо было разместить в цилиндре диаметром 1650 мм при длине 10–12 м. Масса ракеты не должна была превышать 6 т. Для сравнения необходимо вспомнить, что в 50–60-х годах в США, и в СССР разрабатывались стратегические сверхзвуковые крылатые ракеты «Буря», «Буран» (СССР) и «Навахо» (США). Эти ракеты имели массу 100–50 т, их диаметр на старте был более 6 м при длине 27–2 м. Такие ракеты могли иметь только наземное базирование, ни о каком размещении на подводных лодках, бомбардировщиках и речи быть не могло.

Именно поэтому аналитики из ГШ ВМФ восприняли предложенную В.Н. Челомеем концепцию сверхзвуковой высотной малозаметной стратегической крылатой ракеты «Метеорит», унифицированной по носителям и способам базирования и универсальной по поражаемым целям, как эффективный ответ в направлении создания востребованного и очень своевременного вооружения.

Спустя некоторое время на предприятие прибыл целый «десант» офицеров из военных научных институтов и управлений Министерства обороны для совместного написания тактико-технических требований. Такое решение было принято, чтобы все вопросы можно было решать в рабочем порядке при подготовке совместного документа – тактико-технического задания. Это, заметно сократило время написания и согласования ТТХ. Параллельно в ЦКБМ развернулись работы по выпуску эскизного проекта.

Разработка этого комплекса для базирования на атомных подводных лодках и тяжелых бомбардировщиках была определена Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 9 декабря 1976 года. Этим же постановлением ЦКБМ было назначено головной организацией по созданию комплексов с унифицированной крылатой сверхзвуковой высотной малозаметной ракетой «Метеорит» и бортовой системы управления (СУ) ракетой.

Для КР были заданы очень высокие требования:

  • большая дальность полета;
  • высокая скорость полета;
  • предельная величина отклонения от цели – несколько сотен метров;
  • низкая радиолокационная заметность.

Габариты стратегических крылатых ракетОсобенно заманчивым представлялся комплекс авиационного базирования. При проведении одной дозаправки самолета-носителя его дальность увеличивалась на 46%, а при использовании для посадки аэродромов Арктики – на 73%. Это позволяло бомбардировщикам не входить в зону ПВО Североамериканского континента. Подавление узлов ПВО способствовало повышению эффективности дозвуковых КР, летящих во втором эшелоне ответного удара. Кроме того, большая дальность полета давала возможность «обслуживать» объекты на южной границе вероятного противника.

Комплекс морского базирования предполагалось разместить на ПЛАРБ, которые в соответствии с договором по СНВ должны быть выведены из боевого состава. Состояние носителей, количество изготовленных и отработанных ракет с учетом достигнутых результатов и произведенных затрат позволили получить максимальный положительный эффект.

Введение в состав ВМФ СССР одной ПЛ со стратегической крылатой ракетой «Метеорит-М»:

  • эквивалентно по эффективности залпа ~5 ПЛ с дозвуковыми стратегическими крылатыми ракетами;
  • демонстрирует широкую возможность развертывания сверхзвуковых высотных КР, что заставит противоположную сторону вложить значительные средства в развитие ПВО и ПРО во втором высотном эше-лоне;
  • будет способствовать изменению позиции США на переговорах о СНВ;
  • позволяляет ввиду больших габаритов пусковой установки (ПУ) иметь потенциальную возможность дальнейшего повышения эффективности вооружения, что исключалось при размещении СКР в габаритах торпедного аппарата.

Размещение СКР «Метеорит» на наземной ПУ также имело определенные преимущества. Такой комплекс при базировании в западных районах СССР держал бы «под прицелом» любой объект в странах НАТО в Западной Европе.

Кроме того, одной из ветвей дальнейшего развития комплекса наземного базирования было создание противокорабельной ракеты, оснащенной обычной боевой частью (ОБЧ) и радиолокационной ГСН. Такой комплекс значительно отодвигал рубежи маневрирования кораблей возможного противника от границ СССР на Северном и Дальневосточном ТВД.

 

Руководители и специалисты ФГУП «НПО машиностроения» возле КР «Метеорит» на МАКС-2007. г. Жуковский, 2007 г. Другим направлением развития стало создание на основе ракеты «Метеорит» комплекса высокоточного оружия, оснащенного ОБЧ, и доведением точности до нескольких десятков метров.

При разработке такого сложного наукоемкого оружия, как высокоточные и малоуязвимые для средств ПВО крылатые ракеты «Метеорит», важным являлось обеспечение основных тактико-технических характеристик – дальность, скорость, высота полета, маневренность и при этом высокая точность попадания с боеприпасом с минимальным отклонением от точки прицеливания.

Для дальнейшего прочтения книги вы можете приобрести ее либо в редакции ООО «ИД «Бедретдинов и Ко», тел.: +7 (495) 980-5058, 980-73-26; либо на сайте нашего интернет-магазина

 


ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
bannerdes2017-armynavyreview240x200.gif
ru
ru
bannerdes2017-army-navy100x100.gif