sky

ВМФ России стратегия развития

Владимир Щербаков

ВМФ России стратегия развитияВ одной из своих предвыборных статей, опубликованной в «Российской газете» и посвященной проблемным вопросам национальной безопасности нашего государства (статья «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России»), Владимир Путин отмечал, что российский Военно-Морской Флот (ВМФ) уже «возобновил свое присутствие в стратегических районах Мирового океана, в том числе и в Средиземном море. Такая демонстрация «российского флага» теперь будет постоянной». При этом он особо подчеркивал – одной из главных и первостепенных задач России на обозримую перспективу должно стать «возрождение в полном смысле «океанского» Военно-морского флота». В этой связи небезынтересным будет рассмотреть современное состояние и основные направления развития отечественного ВМФ.

Флот как инструмент политики

Специалисты, занимающиеся вопросами военного строительства и обеспечения национальной безопасности государства, доподлинно знают, что Флот – это наиболее эффективный и универсальный инструмент внешней политики практически любого государства, имеющего выход к морю или, тем более, океану (океанам): военный флот – это силовой элемент внешней политики и важное средство обеспечения национальной безопасности, а коммерческий (гражданский) флот – инструмент экономический, обеспечивающий защиту национальных экономических интересов на внешней арене.

Как только один из флотов – военный или коммерческий – слабеет влияние государства – обладателя флота на международной арене падает, а в системе его военной или экономической безопасности появляется брешь. Если же в упадке находятся оба компонента, и военный флот, и гражданский, то позиции этого государства в международных политических и экономических отношениях в буквальном смысле рушатся, а его система безопасности оказывается не способна противостоять внешним и даже внутренним вызовам.

В качестве примера можно привести ситуацию, возникшую после распада Советского Союза. В течение нескольких лет некогда могучий советский Военно-Морской Флот и многочисленный коммерческий флот оказались либо в полном забвении и на «голодном пайке» недофинансирования, либо же, как морские пароходства, растащены по «национальным квартирам» и частным компаниям, в результате чего «усохли» до размеров, более присущих странам «третьего мира», чем державе мирового уровня, коей фактически является Россия.

При этом необходимо отметить, что и Императорская Россия, и Советский Союз, и Россия современная на протяжении последних нескольких столетий безусловно входили в ограниченное число мировых держав, чье величие и процветание были самым непосредственным образом – как говорится прямо пропорционально – связаны с развитием национальных военного и коммерческого флотов.

Адмирал флота Иван Матвеевич Капитанец, командовавший двумя флотами, Балтийским и Тихоокеанским, а в 1988-92 гг. занимавший пост первого заместителя Главнокомандующего ВМФ, в своей книге «Сильный флот – сильная Россия» отмечал:

«Развитие военно-морского флота шло не равномерно. Подъему могущества страны способствовала сильная государственная власть…, а после сменялись длительными периодами застоя. Так было в послепетровскую эпоху, в послереволюционный период и после развала СССР. В период упадка флот не справлялся с задачей надежной защиты Отечества с морских направлений, терял важнейшее качество инструмента государственной морской политики. Отставание России и ее морского вооружения в военно-технической сфере обернулось для нее поражением в Крымской войне. Разгром тихоокеанских эскадр у Порт-Артура и о. Цусима предопределил исход Русско-японской войны и несостоятельность русской морской школы в новых условиях ведения войны на море…

К сожалению, узость мышления ряда государственных и военных деятелей в морской политике, в развитии флота, недопонимание его места в войне на море, противопоставление флота – армии и, наконец, непонимание той непреложной истины, что только гармоническое развитие всех видов вооруженных сил и владение морем гарантирует защиту неприкосновенности и национальной безопасности, - нанесли и наносят большой ущерб России в XXI веке».

Именно узость мышления «отдельных руководителей», а не периодическое недофинансирование программ военно-морского строительства, как думают многие, препятствует обретению Россией положенного ей статуса великой морской державы. Ведь если часть военно-политического руководства не уверена в «полезности флота», как военного, так и гражданского, и не знает, в каком направлении их развивать, то, как могут действовать подчиненные? В этой связи полезно рассмотреть наиболее живучие в нашей стране «мифы о флоте».

Избавление от мифов

ВМФ России стратегия развитияМиф первый. Принято считать, что Россия – континентальная, сухопутная держава. Принимая во внимание огромную площадь территории (17098,2 тыс. кв. км – самая большая в мире) и ее грандиозную протяженность, тезис данный – верный, но за одним лишь исключением: эта сухопутная держава с севера и востока имеет полностью морскую границу, с запада по морю проходит значительная часть государственной границы, а на юге российская территория проходит по двум морям и нескольким рекам. Только вдумайтесь – протяженность морских границ России превышает 37 тыс. км, тогда как протяженность сухопутной границы – менее 21 тыс. км.

Особенно важны северное и восточное направления:

  • северное направление, где находится Северный Ледовитый океан, протяженная морская граница пока «прикрыта» арктическими льдами, но ввиду прогнозов о стремительном таянии последних и наличии в Арктике как разведанных, так и еще скрытых от нас запасов полезных ископаемых, приобретает чрезвычайно высокую значимость для обеспечения национальной — военной и экономической — безопасности России. Защитить российские интересы в Арктике сможет только Флот;
  • на востоке же, где Россия имеет огромное побережье, которое в буквальном смысле открыто бескрайним просторам Тихого океана, в случае войны баталии будут разыгрываться не на суше, а именно в акватории океана и воздушном пространстве над ним. Если же обратиться к экономической стороне вопроса, то особенности географического положения России на Дальнем Востоке не оставляют нам иного выбора, кроме как в полной мере использовать водное пространство Тихого океана для активного развития Дальнего Востока и страны в целом.

Основные виды деятельности на морских направлениях – вылов морских биоресурсов и использование морских линий коммуникаций. Обе эти задачи без Флота решить не возможно просто по определению. Не будете же вы, в самом деле, ловить самолетами рыбу или краба. Нужен пример? Пожалуйста. По данным ФТС России, только экспорт рыбы и морепродуктов в 2010 г. превысил 2,8 млрд. долларов, не считая внутреннего потребления.

И вот в результате небольшого «урока географии» континентальная или даже, как говорят иногда, «сугубо континентальная» держава превращается в государство, чья национальная безопасность равно зависит от защиты, как с сухопутных, так и морских направлений. Вывод, который следует из этого, сделал еще первый российский император – Петр Великий: нашей стране необходима как сильная армия, так и мощный флот.

«Освоение пространства и ресурсов Мирового океана – одно из главных направлений развития мировой цивилизации в XXI веке, - подчеркивает адмирал флота Иван Капитанец. – В мировом сообществе Россия была и остается великой морской державой в силу пространственного размаха, наличия полезных ископаемых (30% мировых запасов), научно-технического потенциала и стратегического ядерного оружия».

Миф второй непосредственно вытекает из первого. Якобы, у нас даже военный флот был не всегда «на высоте», а уж коммерческий и вовсе влачил жалкое существование. Как безапелляционно заявил один из «специалистов» - торгового флота у России никогда не было, нет сейчас, да и не нужен он ей вовсе, поскольку все, что нам надо, находится «на континенте».

Начнем с военной компоненты.

Доктор технических наук Владислав Никольский и кандидат технических наук Николай Новичков в статье «ВМФ России: состоится ли возрождение» («ВПК», №27, 2012 г.) приводили следующие сравнительные данные по количеству построенных СССР и США в период 1945-91 гг. боевых кораблей: всего ПЛ – 663 (СССР) / 175 (США), в том числе ПЛАРБ – 91 / 53, торпедные и ракетные АПЛ – 142 / 109, неатомные ПЛ – 430 / 13; всего боевых надводных кораблей основных классов – 392 (СССР) / 290 (США), в том числе авианосцев – 5 / 14, крейсеров – 47 / 55, эсминцев и эсминцев УРО – 156 / 92, а фрегатов и СКР – 184 / 129. Общий тоннаж построенных кораблей для ВМФ СССР составил 3970 тыс. т, а для ВМС США – 3704 тыс. т.

Огромный задел, полученный флотом в советский период и тот факт, что большая часть кораблей после распада СССР досталась России, позволили в последующие два десятилетия хаоса и безденежья сохранить боевой потенциал ВМФ России на уровне, достаточном для обеспечения национальной безопасности государства. Хотя, по большей части, это оказалось возможным только благодаря наличию мощной морской компоненты стратегических ядерных сил, которой российское военно-политическое руководство всегда уделяло приоритетное внимание, бросив едва ли не на произвол судьбы морские силы общего назначения (их состояние рассмотрим далее).

Теперь о коммерческом флоте.

По состоянию на 1990 г., СССР по тоннажу морского торгового флота занимал 4-е место в мире после Либерии, Панамы и Японии, но после его распада России досталось всего 800 судов дедвейтом 10,6 млн. т, что составило немногим более половины флота Минморфлота CCCР. Кроме того, в 1980-90 гг. в СССР наблюдался серьезный рост грузооборота морских портов – с 392,6 млн. т в 1980 г. до 456,0 млн. т в «пиковом» 1984 г. и 403,4 млн. т в 1990 г.

Сегодня ситуация существенно изменилась, но все равно Россия держится в первой двадцатке. Так, по данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), на 1 января 2012 г. Россия занимала 17-е место в мире по тоннажу (дедвейту) торговых судов, оперирующих под национальным флагом – на указанный момент под флагом России оперировали 1336 судов общим дедвейтом 5410,6 тыс. т, а еще 451 судно суммарным дедвейтом 14957,6 тыс. т работало под иностранным флагом. Таким образом, совокупный тоннаж российского торгового – исключая пассажирские суда – флота составлял 20,4 млн. т.

Да, в общемировом объеме это всего 1,46% (хотя мы даже обогнали Великобританию с 1,32% и Францию с 0,8%), но для российской экономки – весьма важный фактор, поскольку, к примеру, по данным ФТС России, в последние годы экспорт водных транспортных услуг превышает 3 млрд. долл. ежегодно (в 2010 г. – 3,37 млрд. долл.). Кроме того, на морской транспорт приходится весьма значительная часть экспорто/импортных перевозок Российской Федерации. По данным Росстата, за 2010 г. грузооборот морского транспорта в международном сообщении превысил 87,7 млрд. тонно-километров. По январю с.г. можно привести и такие показатели, свидетельствующие о высокой роли коммерческого флота в экономике России: перевозки по внутренним путям и каботаж в январе с.г. составили 0,7 млн. т, перевозки в заграничном плавании – 2 млн. т, а общий оборот рыболовной отрасли достиг 8 млрд. руб.

Весьма активно развивается и портовое хозяйство России. В частности, Россия располагает 882 портовыми комплексами мощностью около 800 млн. т, расположенными в 63 морских портах, входящих в Реестр морских портов. При этом за последние 10 лет объем переработки грузов в российских портах вырос более чем в два раза и впервые в истории превысил 500 млн. т в год (2010 г.). За 2002-2009 гг. грузооборот российских морских портов вырос на 47,4% - до 496,4 млн. т, а в 2011 г. он достиг отметки 535,4 млн. т. И это при том, что порты Арктического бассейна задействованы всего на 49,9%, Балтийского – на 63,6%, а Дальневосточного – на 76,4%.

ВМФ России стратегия развития Приведенные данные свидетельствуют – эксплуатация Мирового океана является жизненно необходимой для России, без нее экономическая мощь государства будет подорвана. Однако все это немыслимо без обладания океанским Военно-Морским Флотом, способным как демонстрировать флаг, так и защищать национальные интересы своей страны.

Сбалансированный флот

Итак, мы пришли к пониманию того, что Россия – не столько континентальная держава, как ошибочно утверждают представители «сухопутного лобби», сколько государство, для которого важно наличие контроля не только над огромной территорией в евразийском пространстве, на котором она расположена, но и над теми морями и океанами, на которые она выходит.

В этой связи России, безусловно, нужны мощные и мобильные Сухопутные войска, равно как и достаточные по численности и боевому потенциалу Военно-воздушные силы, а также РВСН, Космические войска и многое другое. Но это не означает, что российский Военно-Морской Флот должен оставаться на вторых позициях и выступать в роли какого-то «пасынка». Флот должен развиваться в гармонии с другими видами и родами войск, а также в соответствии с общими направлениями развития государства и его экономики.

При этом необходимо особо подчеркнуть – благодаря стремительному развитию военно-морских вооружений и техники одним из важнейших, может быть самым главным качеством современных военно-морских сил стала их универсальность – способность практически равно эффективно решать своими силами совершенно разноплановые задачи. Для понимания этого достаточно перечислить те задачи, которые сегодня военно-политическое руководство России возлагает на Военно-Морской Флот:

  • сдерживание от применения военной силы или угрозы ее применения в отношении России;
  • защита военными методами суверенитета страны, распространяющегося за пределы ее сухопутной территории на внутренние морские воды и территориальное море, суверенных прав в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, а также свободы открытого моря (на последнее обратите особое внимание — обеспечить свободу открытого моря без океанского флота невозможно!);
  • создание и поддержание условий для обеспечения безопасности морехозяйственной деятельности в Мировом океане;
  • обеспечение военно-морского присутствия России в Мировом океане, демонстрация флага и военной силы, визиты кораблей и судов ВМФ;
  • обеспечение участия в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам государства.

Вот почему основная задача – обеспечить ВМФ эту самую универсальность. А решить ее можно лишь одним способом – создав сбалансированный флот.

В труде «Морская мощь государства» Главнокомандующий ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков указывал, что «сбалансированность флота заключается в том, чтобы все элементы, составляющие его боевую мощь, и средства, их обеспечивающие, постоянно находились в наиболее выгодном сочетании, при котором флот может полностью реализовать такое свое качество, как универсальность, то есть способность выполнять различные задачи как в условиях ядерной, так и любой возможной войны».

В настоящее время ВМФ России, представленный почти исключительно «остатками» доставшегося ему в наследство огромного советского флота, не может считаться сбалансированным и способен решить лишь задачи ядерного сдерживания и нанесения ядерного удара, а также прикрыть наиболее важные участки морской границы и оказать содействие армейским группировкам на приморских направлениях в случае возникновения локального конфликта (войны малой интенсивности).

Силы общего назначения под угрозой

Сбалансированное развитие флота, конечно, может предполагать преимущественное развитие в определенный исторический период тех его родов сил, которые способны наиболее эффективно решать основные задачи, поставленные военно-политическим руководством государства перед флотом. К примеру, на протяжении последних двух десятилетий таким преимущественным направлением в развитии ВМФ были морские стратегические ядерные силы (МСЯС), что было обусловлено необходимостью обеспечения стратегического сдерживания и скудным бюджетом флота, который еще и регулярно «секвестировался».

Адмирал флота Владимир Куроедов, занимавший должность Главкома ВМФ России в 1997-2005 гг., приводил следующие цифры: финансирование российского ВМФ в период с середины 1990-х по начало 2000-х годов, в целом более 10 лет, осуществлялось на уровне порядка 12-14% от совокупного бюджета Минобороны России. Причем даже при таком мизерном уровне финансирования флот в период 2001-2006 гг. недополучил более 60 млрд. руб. запланированных средств.

Сегодня, когда страна может выделить средств больше, чем нужно на поддержание боеготовых МСЯС, необходимо перенести приоритет на развитие МСОН. В том числе и потому, что без развитых и мощных МСОН невозможно полноценное обеспечение боевой устойчивости МСЯС, в интересах которых они осуществляют действия по обеспечению развертывания (доразверытвания) РПЛСН и создания защищенных районов боевых действий ракетоносцев во время кризисных ситуаций и в угрожаемый период, а также обеспечивают боевую устойчивость РПЛСН в военное время.

«Морские силы общего назначения – «рабочая лошадка» флота, - подчеркивал в своей статье «Современные задачи МСОН и нужно ли что-либо изобретать?» («Национальная оборона», №12, 2007 г.) руководитель ЦНИИ им. академика А.Н. Крылова академик РАН Валентин Михайлович Пашин. – Круг задач, которые решают корабли и соединения сил общего назначения, необычайно многообразен, соответственно велика и номенклатура сил и средств МСОН. Это авианосцы и десантные корабли, многоцелевые атомные и неатомные подводные лодки, ракетные крейсера, эсминцы, фрегаты и корветы, корабли противоминной обороны и катера противодиверсионной обороны, морская авиация и морская пехота и т.д.».

МСОН во взаимодействии с видами и родами войск ВС РФ играют важную роль в обеспечении национальной безопасности России в Мировом океане и защите страны от агрессии с морских направлений, а также вносят приоритетный вклад в защиту экономических интересов государства на море. По мнению специалистов, тенденция к истощению месторождений углеводородов на территории России определяет необходимость включения в хозяйственный оборот запасов континентального шельфа, что заставляет Россию «идти в океан».

И лишь МСОН способны обеспечить защиту территориальных вод, исключительной экономической зоны и континентального шельфа России от любых посягательств, а также решить задачу по обеспечению защиты российских рыбаков и судовладельцев при осуществлении ими деятельности в удаленных районах Мирового океана. Чтобы не возникало у некоторых стран, возомнивших себя «сверхдержавами», желания безо всяких причин фактически захватывать российские суда, подвергая их экипажи диким «судилищам» в стиле Средневековья. Способны ли решить все эти задачи российские МСОН, насчитывающие ограниченное количество реально боеспособных боевых кораблей основных классов – вопрос сложный. Вероятнее всего, если и смогут, то в ограниченном объеме.

Вот почему необходимо срочно наращивать темп строительства атомных многоцелевых и неатомных ПЛ, кораблей классов «эсминец», «фрегат» и «корвет», а также уделить важное внимание модернизации отечественных сил противоминной обороны. Но «кавалерийским набегом» исправить ситуацию с МСОН не получится – постройка боевых кораблей основных классов имеет длительный цикл, а достаточно непростая ситуация на отечественных верфях пока не позволит каждой из них даже при оптимистичном сценарии сдавать флоту больше 1-2 кораблей в 1-2 года каждая.

«ВМФ, как вид Вооруженных Сил является наиболее наукоемким, - отмечает Главком ВМФ адмирал Виктор Чирков. – Его развитие требует продуманной кораблестроительной программы и непрерывной работы научного комплекса. Некоторые морские державы формулируют перспективы развития своих флотов вперед на 100 лет».

Ситуация усугубляется особенностью многих российских верфей – в отличие от большинства развитых стран мира, на наших судоверфях одновременно, зачастую на соседних стапелях, ведется постройка и боевых кораблей и гражданских судов, что серьезным образом ограничивает их «пропускную способность». К тому же некоторые верфи еще и привлекаются к ремонту кораблей и судов. Как представляется, целесообразно разделить военное и гражданское судостроение, назначить, как это сделали в свое время в США, ряд судоверфей, которые будут заниматься только военным кораблестроением по государственному оборонному и экспортному военному заказам.

Стратегия морской деятельности и кораблестроительная программа

Военно-морское строительство России и развитие ее Военно-Морского Флота осуществляются в соответствии с рядом стратегических документов, включающих Морскую доктрину России на период до 2020 г. и Госпрограмму вооружений на тот же период, а также «Стратегию развития морской деятельности Российской Федерации до 2030 г.», утвержденную Распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 2010 г. № 2205-р и определяющую стратегические цели, задачи и перспективные пути развития основных видов морской деятельности государства. Стратегия направлена на обеспечение интересов России в Мировом океане, предусмотренных в Морской доктрине, повышение эффективности основных видов морской деятельности, поддержание сбалансированности специализированного флота, а также на развитие морской деятельности в целом.

Одной из стратегических целей при этом определено повышение оперативных возможностей Военно-Морского Флота по обеспечению безопасности морской деятельности в важных для России районах морей и океанов, что намечается достичь за счет обновления и наращивания на долгосрочной основе МСОН, способных действовать как в морских зонах, так и в океанских районах; обеспечения военно-морского присутствия в районах морей и океанов, в которых осуществляется морская деятельность Российской Федерации, а также создания Единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки в Мировом океане (ЕГСОНПО).ВМФ России стратегия развития

В области национальной безопасности Стратегия предусматривает

  • 50-процентный прирост к 2020 г. возможностей боеготового корабельного состава Береговой охраны ФСБ России;
  • доведения доли площади внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны России, охваченной физическими полями систем наблюдения ФСБ России, в общей площади акваторий до 100%;
  • увеличение объема выпуска продукции российского судостроения в денежном выражении в 7 раз;
  • доведение доли боеготового состава МСОН в общем составе сил до 60%;
  • доведение площади внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны России, охваченной физическими полями отечественных информационных систем, входящих в ЕГСОНПО, в общей площади этих акваторий до 60%.

Способствовать решению этих и других задач должна Госпрограмма вооружений на период 2011-2020 гг., в рамках которой предусмотрена постройка для МСОН около 100 боевых кораблей основных классов, включая такие новейшие проекты как: АПЛ проекта 885 (и модификации), фрегат проекта 22350 и корвет проекта 20380 (и модификации), а также корвет охраны водного района, противоминные корабли и различные боевые катера и суда обеспечения. Совокупные расходы ГПВ-2020 на флот, по словам Президента России Владимира Путина, составят около 4,7 трлн. рублей.

Главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Викторович Чирков в недавнем интервью журналу «Национальная оборона» отмечал, что развитие корабельного состава МСОН в 2012-20 гг. будет направлено на «создание группировки сил стратегического неядерного сдерживания, повышение боевого потенциала подводных сил, наращивание состава и боевых возможностей надводных сил, создание морских сил оперативного реагирования».

По мнению Главкома ВМФ, основу группировки сил стратегического неядерного сдерживания в среднесрочной перспективе составят АПЛ проекта 885М и модернизированные АПЛ проекта 949М, а боевой потенциал подводных сил в целом будет повышен за счет модернизации многоцелевых АПЛ третьего поколения и строительства НАПЛ нового поколения с ВНЭУ. При этом повышение боевых возможностей МЦАПЛ и НАПЛ будет обеспечиваться за счет интеграции в состав их вооружения перспективных роботизированных комплексов.

Кроме того, по мнению Виктора Чиркова, в составе ВМФ обязательно должны существовать морские силы оперативного реагирования, способные к ведению воздушно-наземно-морских операций и выполнению задач в составе сил быстрого реагирования в любой точке Мирового океана. «Ядро таких сил должны составлять авианесущие корабли, - подчеркнул адмирал Чирков. – Наряду с десантно-вертолетным кораблем доком иностранной постройки основой таких сил в перспективе должен стать авианесущий корабль нового поколения, то есть авианосец. В отличие от тяжелых авианесущих крейсеров предыдущих поколений, это должен быть принципиально новый универсальный боевой корабль большого водоизмещения».

По оценке Главкома, главным оружием перспективного авианосца станут пилотируемые и беспилотные (роботизированные) боевые средства, действующие в воздухе, на поверхности моря и под водой, а определяющий характер для эффективности применения таких кораблей будет носить наличие в составе их авиагруппы самолетов ДРЛОиУ и разведывательно-ударных БЛА.

При этом в рамках программы строительства авианосных сил ВМФ России предусматривается не просто проектирование и строительство авианосцев, а создание полноценного морского авианесущего комплекса, «в состав которого войдут помимо собственно кораблей, пункты базирования с необходимой инфраструктурой, летательные аппараты, центр подготовки экипажей кораблей и авиагрупп корабельной авиации, другие элементы». Основа для создания морского авианесущего комплекса должна быть создана, по словам адмирала Чиркова, в период до 2020 г.

Важное внимание уделяется и другим классам надводных кораблей, без которых немыслимо существование отечественных МСОН. В частности, основным боевым кораблем океанской зоны в среднесрочной перспективе станет эсминец нового проекта, отличительными особенностями которого будут больший по сравнению с предшественником ударный и оборонительный потенциал, особенно – по решению задач ПВО/ПРО. Что касается дальней и ближней морской зон, то здесь основу соединений МСОН российского флота составят современные фрегаты и корветы семейств 22350, 11356 и 20380, а в перспективе на смену им придут корабли модульной конструкции, оснащенные широкой номенклатурой робототехнических средств.

«Первым кораблем, реализующим эти подходы, станет перспективный корвет охраны водного района, - подчеркивает адмирал Чирков. – На корабль планируется возложить максимально полный комплекс задач, выполняемых в прибрежных районах кораблями и другими силами и средствами: противолодочных, противоминных, противокорабельных, противовоздушных, минно-заградительных, огневой поддержки войск десанта и сухопутных группировок на приморских направлениях».

При этом корвет ОВР рассматривается все же как «опытовый», для отработки технологических мероприятий с целью перехода к постройке кораблей модульной конструкции, имеющих большее водоизмещение. «В последующем подходы к модульности и комплексной роботизации боевых систем флота с корвета ОВР планируется распространить на другие корабли, формируя инновационный облик будущего флота», - отметил Главком ВМФ.

Не будут забыты и морская авиация, а также береговые войска и морская пехота. Летчики в период до 2020 г. должны получить первые серийные многофункциональные истребители корабельного базирования семейства МиГ-29К/КУБ (в текущем году ВМФ должен получить по два МиГ-29К и МиГ-29КУБ, в 2014 г. – восемь МиГ-29К и два самолета МиГ-29КУБ, а в 2015 г. – десять МиГ-29К) и патрульные самолеты нового типа, а также перспективные многоцелевые вертолетные комплексы берегового и корабельного базирования, плюс – предназначенные для них средства поражения классов «воздух – воздух», «воздух – поверхность (корабль)» и «воздух – ПЛ». На рубеже 2013-14 гг. в строй планируется ввести комплекс для подготовки летчиков-палубников и вертолетчиков авиации флота в Ейске. В более отдаленной перспективе, после 2020 г., на вооружение авиации флота должны поступить корабельные самолеты ДРЛОиУ и БЛА.

ВМФ России стратегия развития В свою очередь береговые войска получат дополнительное количество мобильных противокорабельных ракетных комплексов типа «Бал» и «Бастион» (возможно также «Клаб-М»), а соединения морской пехоты – новую бронетехнику (так, принято решение о создании «флотской» БМП, которая должна выйти на испытания в 2015-16 гг.), стрелковое оружие и оружие поддержки, а также новое снаряжение, которое позволит «черным беретам» более эффективно действовать в различных климатических условиях. После 2020 г., по словам адмирала Виктора Чиркова, на вооружение морской пехоты намечается принять высокомобильную амфибийную боевую машину для обеспечения действий морской пехоты в любых регионах и климатических условиях, в том числе в арктической зоне, а также приступить к созданию роботизированных боевых платформ морской пехоты, вооруженных оружием на новых физических принципах, использующих различные источники энергии для работы двигателя.

Не наступить на «грабли»

«История дает немало поучительных примеров, когда недооценка проблемы сбалансирования флота или пренебрежение ею, особенно в условиях ограниченных экономических возможностей, вследствие ошибочной военной доктрины или недальновидной внешней политики государств приводила либо к поражению флотов в войне, либо к чрезмерному перенапряжению экономики этих стран, вынужденных уже в ходе войны ликвидировать допущенные ранее просчеты», - подчеркивал Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков.

Сегодня, когда идет процесс разработки программы развития ВМФ на период до 2050 г., необходимо не допустить прежних ошибок, как это имело место в 1990-е годы. К примеру, в последние годы вновь раздаются голоса о том, что «флот нам не нужен», что это «дорогая игрушка» и «непозволительная роскошь для России». Необходимо пресекать такие тенденции, чтобы не наступить на грабли в очередной раз – слишком дорого прошлые «грабли» обошлись нашей стране и ее Флоту.

ВРЕЗКА

«Целью строительства и развития ВМФ РФ на период до 2050 г. должно являться создание сбалансированного по своему составу и боевым возможностям флота, способного совместно с другими видами и родами войск Вооруженных Сил Российской Федерации обеспечить стратегическое ядерное и неядерное сдерживание от агрессии и защиту национальных интересов Российской Федерации в Мировом океане, военную безопасность страны с океанских и морских направлений».

Главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков.

Таблица 1

Состав ВМФ России на 14 июня 2013 года

Класс

Количество (в т.ч. резерв, ремонт, модернизация)

РПЛСН

13 (3)

ПЛАРК

8 (4)

МЦАПЛ

19 (9)

НАПЛ

19 (7)

АПЛ и НАПЛ спецназначения

9 (4)

ТАВКР

1

ТАРКР

3 (2)

РКР

3 (1)

БПК

10 (1)

ЭМ

8 (5)

КВ

3

СКР

7

МПК

28 (1)

МРК

15

РКА

28 (1)

МАК

4

АКА

6

МТЩ

13

БТЩ

22

РТЩ

23

БДК

19

ДКАВП

2

ДКА

23

Источник: www.russian-ships.info

Таблица 2

Динамика численности боевых кораблей в строю ВМФ СССР/РФ, исключая боевые катера, в период 1981-2011 гг.

Класс корабля

1981 г.

1990 г.

2000 г.

2011 г.

РПЛСН (атомные)

71

62

16

12

АПЛ торпедные и ракетные (с ПКР)

113

135

30

28

АПЛ спецназначения

0

1

7

8

НАПЛ всех классов

202

160

20

21

Всего ПЛ

386

358

73

69

АВ/АВК

3

4

1

1

Десантные корабли всех классов и типов

118

112

34

21

КР и БПК

40

40

7

6

ЭМ и БПК

89

57

17

18

ФР и крупные СКР

30

32

10

5

Корабли класса «корвет» (МРК, МПК, МАК и пр.)

177

193

58

49

Минно-тральные корабли

375

362

78

57

Всего боевых надводных кораблей

832

800

205

157

Всего ПЛ и НК

1218

1158

278

226

Источник: В. Никольский, Н. Новичков. ВМФ России: состоится ли возрождение. Военно-промышленный курьер, №27, 2012 г., с. 6.

 

Таблица 3

План постройки боевых кораблей основных классов на 1 июня 2013 года

Класс / тип

Планируется к постройке

В боевом составе

В постройке

РПЛСН семейства 955

10

1

3

МЦАПЛ семейства 855

10

-

2

НАПЛ проекта 636.3

6

-

3

НАПЛ проекта 677

14

1*

2

ДВКД типа «Мистраль»

2 + 2

-

1

БДК проекта 11711

6 (?)

-

2**

ЭМ

6 (?)

-

-

ФР проекта 22350

8

-

3

ФР проекта 11356 (мод.)

6***

-

4

КВ семейства 20380/20385

18

3/-

3/2

КВ ОВР

17 (?)

-

-

МРК проекта 21631

до 10

-

5

МАК проекта 21630

3

3

-

БТЩ проекта 12700

?

-

1

Вспомогательные суда

90

-

-

Источник: таблица составлена автором по открытым данным

* - в опытной эксплуатации с 8 мая 2010 г.
** -строительство второго корабля заморожено
*** - возможно увеличение заказа до 6-10 кораблей

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
ru
bannerdes2017-armynavyreview240x200.gif
ru
ru
bannerdes2017-army-navy100x100.gif